Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Ралли Лада ВАЗ-2108 4х4

Еще до момента, когда началось серийное производство ВАЗ-2108, для советских спортсменов было очевидно, что новая модель переднеприводной компоновки словно рождена для спорта. Удачная развесовка, современная конструкция подвесок, потенциал, заложенный инжиниринговым отделением Porsche – словом, “восьмерка” была быстрее, выше и сильнее привычных Жигулей.

Разумеется, на ВАЗе сразу стали готовить «заряженные» модификации для советских спортсменов на базе еще не пошедшего в серию полуторалитрового двигателя ВАЗ-21083. Но некоторые поступали куда оригинальнее: например, заводской гонщик Сергей Алясов одним из первых перешел на новую компоновку, но… остался верен так называемому «девяносто пятому» двигателю – то есть подготовленному для соревнований жигулевскому (!) мотору с парой горизонтальных карбюраторов Вебер, расположенному поперек. Чуть позже на «восьмерку» стали массово пересаживаться советские раллисты и кольцевики, но под капотом таких машин был уже родной для неё «восемьдесят девятый» мотор. К слову, подобные обозначения указывают отнюдь не на рабочий объем или модификацию двигателя, а всего лишь на межцентровое расстояние между цилиндрами – тот параметр, которым как раз принципиально и отличались моторы классики и Самары.

Смена компоновки

Спортивная модификация «восьмерки» была представлена уже в 1985 году

Как бы ни был хорош передний привод на «гражданских» автомобилях, в большом спорте восьмидесятых отдавали предпочтение заднему или полному. Не мудрствуя лукаво, специалисты из бюро форсированных испытаний УГК ВАЗа и Лаборатории спортивно-гоночных автомобилей ВАЗа довольно быстро реализовали два очень интересных варианта спортивной «восьмерки» с принципиально иной компоновкой. Благо, регламент FIA и, соответственно, ФАС СССР на тот момент допускал значительные переделки по группе Б в классе 9 (до 2 000 см³).

В 1985 году на ВАЗе была создана «Лада-ВАЗ-2108-Ралли» с центральным расположением силового агрегата в салоне позади водителя и штурмана, а также приводом на задние колеса. Такая схема была довольно распространенной – например, похожим образом были устроены легендарный Renault 5 Alpine Turbo или гроза знаменитой группы B Peugeot 205 T16.

Такая схема была довольно распространенной – например, похожим образом был устроен легендарный Renault 5 Alpine Turbo или Peugeot 205 T16

«Разжатый» мотор 2106 с парой «горизонталок» выдавал около 150-160 л. с. Да и остальное на модели с индексом 29081 было выполнено «по-взрослому»: металлокерамическое сцепление, независимые подвески оригинальной конструкции, дифференциал повышенного трения.

Вторая «восьмерка» под заводским обозначением 29084 с таким же расположением силового агрегата получила… полный привод! Увы, конструкторы сразу поняли, что 150-сильный мотор для «ВАЗ-2108 Ралли 4х4» слабоват – для четырех ведущих колес мощность требовалось поднять как минимум вдвое – до 300 «лошадей»!

В дальнейшем на этой же платформе были даже единичные эксперименты с установкой роторно-поршневого мотора, но после того, как FIA запретила группу Б, ВАЗовским конструкторам и гонщикам пришлось вернуться к обычной переднеприводной компоновке и более «овощным» по характеристикам моторам.

EVA

У прибалтийского конструктора и автогонщика Стасиса Брундзы была собственная гордость, связанная с первым переднеприводником ВАЗ. К моменту запуска «восьмерки» в серию Брундза уже выжал все соки из классического семейства, создав силами своей Вильнюсской «конюшни» в начале восьмидесятых ВАЗ-2105-ВФТС. Разумеется, опытный раллист сразу захотел использовать новую платформу ВАЗа для постройки собственных спортивных болидов. Поскольку регламент группы Б позволил ему заметно отклониться от исходной компоновки и силового агрегата, Стасис на Экспериментальном Вильнюсском Автозаводе создал настоящего монстра, которого, не мудрствуя лукаво назвал EVA – не женским именем, а аббревиатурой предприятия, на котором и рождалась «Эва».

300-сильная Lada EVA напоминала серийный ВАЗ-2108, но сходство было обманчивым

Чем же прибалтийский автомобиль отличался от ВАЗ-2108? Да всем – проще перечислить, что в ней осталось родного. Брундза сохранил силовой каркас средней части, боковые двери и оптику, а в остальном машина с привычным силуэтом отличалась от обычного «Спутника» очень кардинально.

Как и коллеги из Тольятти, Брундза перенес силовой агрегат в пределы колесной базы – за задние сиденья. Литовец остался верен привычному по 2105 ВФТС классическому мотору и заднеприводной компоновке, но создал на базе обычного «шестого» блока цилиндров нечто, имевшее шестнадцатиклапанную головку, турбонаддув и впрыск топлива. Таким образом, 1,9-литровый агрегат выдавал умопомрачительные по меркам обычных машин 300 «лошадок». Но не будем забывать, что монстры группы Б лишь маскировались под серийные автомобили внешне, ведь к центральной части ВАЗ-2108 крепились подрамники с независимыми подвесками, как на современных суперкарах! Красивая, запоминающаяся и эффектная внешность была выполнена специалистами Пренайского экспериментального завода ДОСААФ спортивной авиации, что было отнюдь не лишним с учетом назначения и потенциала «низколетающего» болида.

Увы, все закончилось парой «живых» экземпляров: запрет FIA группы Б и здесь привел к тому, что профессионального применения сверхмощной «Эве» просто не нашлось.

Битвы на переднем приводе

К тому времени «восьмерка» стала более-менее массовым автомобилем, а советские спортсмены и кольцевики к концу восьмидесятых осознали всю прелесть переднего привода и практически в полном составе пересаживались с Жигулей на Самары. Гонялись на «восьмерках» и следующее десятилетие – вплоть до начала нулевых годов нового века. К слову, плеяда советских гонщиков состязалась не только между собой. Например, в 1989 году на специально подготовленной для участия в ралли Акрополис полуторалитровой Самаре экипаж Сергея Алясова и Александра Левитана в Греции занял второе место в своём классе и тринадцатое – в группе А.

Интересно, что к 25-летию ВАЗа в СССР состоялись очень интересные гонки, в которых «кроссовики», «кольцевики» и «раллисты» состязались в настоящем автомобильном троеборье: ралли, кроссе и подъеме на холм. Между лучшими советскими спортсменами тогда, в 1991-м, разгорелась нешуточная борьба за первое место на подиуме и ключи от новенькой «девятки» цвета «мокрый асфальт». Половина экипажей той памятной гонки сошла с трассы, а несколько опытных гонщиков (Семен Барулин и Борис Маслов) даже умудрились «разложить» свои спортивные машины под списание.

Lada Samara Т3

Чтобы рейтинг «восьмерки» в глазах потенциальных западноевропейских покупателей вырос, «зубило» должно было принять участие в каком-то соревновании международного класса, которое дало бы куда больший резонанс, чем участие в обычных чемпионатах FIA, которые были, что называется, не на слуху.

Идеальным вариантом показалось участие в марафоне «Париж-Дакар», ведь французский импортер Lada Poch во главе с Жан-Жаком Поком не только торговал Жигулями и Нивами, но и готовил их для известного ралли-рейда! Еще в 1981 году Жан Бривуан смог получить «бронзу» Париж-Дакара, а в 1982-м и вовсе поднялся на второе место. И именно на Ниве, которая после столь блистательных выступлений пользовался стабильным спросом у французов. Поэтому формированием имиджа Самары и продвижением её спортивным способом занялся Жан-Жак и его фирма.

Создание прототипа для участия в ралли-марафонах началось в 1989 году – после того, как FIA внесла запрет на использование в таких соревнованиях двигателей с турбонаддувом. Именно это и позволяло «Ладе» хотя бы теоретически бороться с монстрами-конкурентами. Вторая лазейка – выбор категории Т3, что развязывало конструкторам руки, поскольку в прототипах свободной конструкции разрешалось ограничиваться лишь внешним общим сходством с серийным автомобилем.

Разработкой будущей «Самары для Дакара» занимались компания SERA и команда ORECA. От «восьмерки» остались считанные детали: оптика, лобовое стекло, замки дверей и… эмблема. Вместо несущего кузова конструкторы использовали пространственную трубчатую раму из легкого сплава, которую накрыли углепластиковыми панелями. Расположенный в задней части двигатель объемом 3,6 литра – от Porsche, но не от «Порше для нищих», как иногда называли ВАЗ-2108, а от настоящего немецкого суперкара модели 959. Полноприводную трансмиссию с коробкой передач также взяли от Porsche – но не серийного, а подготовленного для «Дакара». По понятным причинам Самаре Т3 необходимо было располагать солидным запасом топлива, который обеспечивали пять (!) бензобаков суммарным объемом 390 литров.

«Донор» агрегатов для Самары Т3 – Porsche. В то время эта фирма и сама принимала участие в «Дакаре»

Lada Samara T3 – раллийный монстр в обличье «восьмерки»

Боевое крещение для Самары Т3 состоялось при участии двух экипажей – французского (Патрик Тамбе – Жаки Икс) и советского (Эугениус Тумалявичус и Сергей Дадавани). В ралли Париж-Дакар 1990 года французские гонщики смогли занять седьмое место, а на ралли Туниса Самары уступили только заводской команде Mitsubishi. В девяносто первом за рулем Самары Т3 отметился Дидье Ориоль, добравшийся до пятого места. Однако спортивная карьера Самары Т3 была недолгой и закончилась уже в 1995 году по банальной причине – ни «АВТОВАЗ», ни «Автоэкспорт» в начале девяностых не проявляли особого энтузиазма относительно развития проекта и поддержки частной команды, хотя автомобили и были выкуплены у француза.

Один из трех раллийных прототипов Самары Т3 с экипажем Александра Никоненка и Сергея Таланцева в 1995 году занял второе место в марафоне Париж-Пекин длительностью 16 000 километров, а дальше… тишина. Уцелевший автомобиль стал выставочным экспонатом, который время от времени появлялся на различных российских мероприятиях.

Lada+VW Syncro

В 1991 году в СССР создали еще одну полноприводную «восьмерку», причем сразу в нескольких экземплярах. Уже тогда этому способствовала… нефть: спортсмены Республиканского спортивно-технического клуба из Тольятти при финансовой поддержке Новоуфимского нефтеперерабатывающего комбината создали на базе ВАЗ-2108 полноприводный автомобиль с использованием «фольксвагеновской» трансмиссии.

Машина практически не отличалась внешне от обычного короткокрылого «зубила», но под кузовом скрывался полный привод и оригинальная задняя подвеска, которая позволила разместить редуктор и приводы полуосей. Роль самоблокирующегося дифференциала выполняла вискомуфта, что позволяло снизить уровень ударных нагрузок в трансмиссии. Конечно, «Самара-кваттро» потребовала увеличения мощности двигателя: объем «восемьдесят третьего» мотора довели до 1 800 «кубиков», что позволило ему выдать 170 л. с. при массе машины около 800 кг.

ВАЗ-21083-37 (Кубок Лада)

Уже практически в самом конце конвейерного пути ВАЗ-2108, в конце девяностых годов, в Российской Федерации стартовал кузовной чемпионат «Кубок Лада». Подобные монокубки существуют во всем мире и позволяют гонщикам при равных возможностях «железа» проявить своё водительское мастерство и приумножить его. Большим преимуществом заводского монокубка является его относительная доступность, поскольку кубковые автомобили по уровню подготовки всегда проще и дешевле специальных.

ВАЗ-21083-37 «Кубка Лада» отличался от исходника куда меньше, чем заряженные «восьмерки» именитых гонщиков. Кузов усилили и сделали безопаснее с помощью вварного каркаса, под капотом появился 16-клапанный мотор от «двенадцатой», в трансмиссии установили так называемый «седьмой» ряд, а впереди применили вентилируемые тормоза (от «десятки»). Подвеска была чуть более жесткой и заниженной в сравнении со стандартом, а регламент Кубка предполагал для всех автомобилей использование единственных шин производителя «Матадор-Омскшина» вполне ординарной размерности 185/65 R14.

Казалось бы, всего 105 сил… Но до предела облегченный кузов, из которого выкинули все лишнее, короткая главная пара и «злые» настройки позволяли кубковой «восьмерке» ехать достаточно быстро, но при этом не разваливаться во время первой же гонки. Ведь по меркам «настоящих» спортивных болидов у кубковой машины получился почти «гражданский» моторесурс! Регламент оставлял спортсменам минимум возможностей для доработок «железа», что заставляло гонщиков выкладываться «на полную» и не объезжать соперников только за счет мощности.

Кубковая эра «восьмерки» оказалась не очень долгой по простой причине – в 2003 году было прекращено производство обычного ВАЗ-21083. После этого автомобили восьмой модели еще регулярно мелькали в любительских и не очень соревнованиях, но в профессиональном спорте она уступила дорогу молодым – «десятке», Приоре и Калине. Ну а затем в спортивной истории завода наступила новая эра – выступлений в кольцевых чемпионатах на Lada Granta и Lada Vesta WTCC.

Источник   https://www.kolesa.ru/

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Mission News Theme от Compete Themes.